Мы работаем: вторник-суббота с 10 до 21 и в воскресенье с 10 до 20

Научные экспедиции и туристы: зачем они друг другу?

В нашей научно-популярной библиотеке есть еще одна научно-популярная библиотека, а основал ее создатель туристического клуба, в котором любители путешествий исследуют нехоженые тропы под руководством ученых.

Вот уже 3 года каждое лето десятки студентов, программистов, профессиональных фотографов, офисных работников и заядлых туристов в сопровождении учёных отправляются в экспедиции. Кто-то покоряет невероятно красивые, но труднодоступные Камчатские сопки, горы Восточного Саяна и Исландские вулканы, другие выходят под парусами в Атлантический океан на реплике корабля времён Петра I. Вместо all inclusive на пляже они выбирают палатки, многочасовые переходы по лесу и карабканье по камням, вместо морских круизов — ночные вахты, драйку палубы и таскание корабельных снастей. Чтобы узнать, зачем это надо, мы пообщались с Артёмом Акшинцевым и Тиной Рыбаковой — основателями клуба научных путешествий Russian Travel Geek (RTG), а также непосредственными и потенциальными участниками самих экспедиций.

В основном RTG занимаются организацией десятидневных походов в отдалённые уголки нашей страны и не только. Каждое такое событие — помощь науке. В качестве гидов выступают реальные учёные с конкретной исследовательской задачей, которая решается во время экспедиции. Обычно это сбор образцов флоры, фауны или породы в какой-нибудь труднодоступной, но очень красивой местности, куда будет интересно сходить и обычному туристу. В итоге обе стороны в выигрыше: исследователи получают финансирование, а участники — возможность попасть туда, куда ни одна турфирма не поедет, а одному всё-таки опасно. К тому же, как отмечает один из руководителей RTG Артём Акшинцев, «…с учёным ты всегда больше узнаешь о мире, чем с гидом. Мы говорим не просто «посмотрите налево, там красиво», а объясняем, почему это красиво. Почему облака такой формы, почему земля вздыбилась, почему здесь вода течёт так, а не иначе».

Нередко участников экспедиции непосредственно привлекают к научной деятельности, если надо произвести замеры или собрать много образцов. Иногда это подразумевает карабканье по склонам вулканов или измерение температуры в горячих источниках, поэтому всё происходит под чутким руководством гидов. Помимо собственных задач, экспедиции выполняют «научные заказы» — вузы могут попросить что-нибудь привезти для изучения в лаборатории — эндемические растения или редких насекомых, например. Процедура не простая, чтобы не было проблем на таможне, оформляются разрешения от местных университетов. Бывают и случайные находки с высокой научной ценностью, вроде осколка метеорита, упавшего в Танзании. Провозить подобные «сувениры» через границу довольно сложно и не всегда получается. «Было, что набрали и не пропустили, было, что не пропустили, но всё равно привезли. Но что — не расскажу», — с улыбкой вспоминает Артём.

С тем, что нашли на территории России, всё проще — главное — дотащить на себе до ближайшей цивилизации, а там и почтой отправить можно. «В первый раз нашёл череп оленя с рогами, отослал почтой России. За 5 дней доходят из центра Камчатки, если первым классом отправлять», — рассказывает участник двух экспедиций Антон о своей первой находке. Среди прочих «трофеев» — коллекция рогов, китовый ус, переданный в Государственный Дарвиновский музей в Москве, и медвежий череп по имени Морис. Кстати, медведи на камчатских маршрутах встречаются и живые, поэтому есть определённые правила техники безопасности.

«По ночам приходилось дежурить. С напарником, на час-два, — вспоминает Антон, — Стоишь, головой мотаешь ночью, с фонариком, и ищешь медведя. По пути они попадались часто — штук 5 встретили. Вставали кучкой, махали руками, кричали. Они очень пугливые и плохо видят. Если посмотреть на нашу толпу из 15 человек, кажется, что это гигантская сороконожка и надо валить скорее. Ещё с нами была собака, камчатской ездовой породы. Они очень полезные — медведей отгоняют. А есть охотничьи породы собак — они загоняют животное к тебе. Таких лучше с собой не брать».

По словам Артёма, также лучше не брать с собой людей, которые очень хотят медведя увидеть… или потрогать.

Отбор участников — один из самых важных этапов подготовки. Очень большое внимание уделяют «адекватности» претендента. Потенциальным участникам предлагают заполнить расширенную анкету с множеством вопросов, также изучают странички в соцсетях. «Смотрим, что постит, какую музыку слушает, — объясняет Артём, — Есть „чёрные маркеры“, например, „Каспийский груз“ — сразу нет. Если пишут, что хотят увидеть медведя — сразу нет». Но таких случаев немного. Самая частая причина отказа гораздо проще — физическая форма.

Даже на самых лёгких маршрутах придётся проходить по 20 км в день, пусть и налегке. Обычно у каждого участника за спиной увесистый рюкзак: 10 кг личных вещей, к которым добавляют ещё 7 кг мальчикам и 5,5 девочкам — еда и костровое оборудование. Рацион в походе скромный: в основном, каши и сублиматы, а обед может состоять из чая с парой бутербродов. По другому никак — в пути каждый килограмм играет роль. Во время походов случаются травмы, в основном ушибы и растяжения. Члены группы должны быть в состоянии взять на себя вещи пострадавшего, пока тот не восстановится. Чем грозит перегруз, Артём рассказал на примере одного из участников:

«Оказалось, что он злостный вегетарианец, нёс с собой 9 кг орехов и отказывался их вытряхивать. Мы предложили: или выбрасываешь и идёшь дальше, или снимаем. Потому что он шёл и падал в обмороки. Все идут, девочки идут, а парень, вроде с походным опытом, падает. Пришлось снять. Группа разделилась: все ушли со вторым гидом, я проводил его до цивилизации и потом догонял. Притом у нас есть гид Полина, она вегетарианка и у неё все хорошо. Вегетарианство — не противопоказание, просто с головой надо дружить».

Чтобы избежать подобных ситуаций, за день до выхода гиды проверяют содержимое рюкзаков. Ненужное и тяжёлое приходится оставить. Например, любимую полуторакилограммовую кружку, даже если вы пьёте только из неё.

Требования к снаряжению довольно стандартные: рюкзак, спальник, палатка, тёплые вещи — то, что у вас и так есть, если вы ходили в поход хотя бы пару раз. Докупать придётся разве что «резиновые сапоги за 900 рублей и энцефалитку за 2000 от мошки». Трековые ботинки, даже самые дорогие, не подойдут из-за того, что их негде нормально просушить (у костра нельзя — ткань испортится). Список всего необходимого с указанием брендов и даже адресов магазинов, где их можно купить, организаторы рассылают заранее.

7 футов под килем

Для тех, кто медвежьим тропам предпочитает бескрайние просторы океана, RTG организует морские экспедиции на трёхмачтовом фрегате «Штандарт». «Штандарт» был построен в Санкт-Петербурге командой энтузиастов под руководством действующего капитана Владимира Мартуся и спущен на воду в сентябре 1999 года. Его прототип, одноимённый фрегат времён Петра Великого, был первым кораблём Балтийского флота. Из-за трудностей юридического оформления исторического судна в нашей стране, «Штандарт» не заходит в воды Российской Федерации. Корабль прошёл проверку на соответствия нормам безопасности немецкой морской администрации и имеет сертификат Голландского регистра исторических и парусных судов. Он регулярно осуществляет учебно-тренировочные плавания в водах европейских стран и принимает участие в киносъёмках. В частности, «Штандарт» можно увидеть в фильме 2007 года «Слуга государев», а также в сериале 2011 года «Записки экспедитора Тайной канцелярии».

На палубе регулярно проводят лекции, учат вязать морские узлы и ориентироваться по звёздам. Обучение азам морского дела — одна из основных задач экспедиции. Как известно, учиться лучше всего на практике, поэтому всех участников привлекают к работе. Каждый день ты заступаешь на вахту, смена длится 4 часа, затем 4 часа условно свободного времени, когда вас могут привлечь к работе при необходимости, и 4 часа честного сна. График непривычный, но к нему привыкаешь. В течение рабочих часов ты выполняешь все распоряжения твоего вахтенного офицера. В том числе тягаешь снасти и меняешь паруса. Чтобы не бегать «с круглыми глазами» по палубе, команда RTG заранее высылает материалы для подготовки, а более опытные «коллеги» всегда готовы помочь. Разумеется, если ты боишься высоты, на мачту тебя никто силой тащить не будет, но и скучать в каюте не дадут. Вахты бывают разные, благо, забот на корабле хватает. Дежурство на камбузе (на кухне) было единогласно признано самой тяжёлой сменой. Кухня небольшая, вытяжки почти нет, а постоянная качка добавляет элемент экстрима к любой попытке приготовить еду на 30 человек. Самым простым занятием назвали, как ни странно, драйку палубы — думать особо не надо, да и качку на свежем воздухе перенести гораздо проще. Приступы морской болезни, к сожалению, случаются внезапно и у многих, выводя человека из строя, порой, на 8 часов. Одна из постоянных участниц морских экспедиций RTG, рассказала, как двое суток не спускалась с палубы. Ночью спала под открытым небом, а днём стояла на корме (там меньше всего качает) с запрокинутой головой или ловила глазами горизонт. Ничего не есть и не пить — тоже помогает. На вопрос, зачем выходить в море, если укачивает, ответила, что виноват во всем Жюль Верн который «всё испортил в детстве и заразил любовью к кораблям».

По словам ребят, любые трудности полностью перекрываются объёмом положительных впечатлений и уникального опыта. Во-первых, всем дают порулить. Вахты идут посменно, так что рано или поздно каждый встаёт за штурвал. «Я проходила Гибралтар» — вспоминает руководитель морского направления RTG Тина Рыбакова. Во-вторых, на корабле можно заехать в самые необычные места, куда просто так в жизни не поедешь. Например, на «остров Дьюти-фри» где-то между Голландией и Германией. По описанию одного из участников, это просто крепость, в которой продают выпивку. Можно увидеть «светящихся дельфинов» и, несмотря на то, что светятся не дельфины, а планктон вокруг, с восторгом рассказывать об этом. Можно просто лежать на палубе безветренной ночью под звёздным небом, поедая попкорн или, вытащив пианино, устроить самый незабываемый музыкальный вечер в своей жизни. Для того чтобы получить полное впечатление от путешествия, рекомендуют обязательно поспать в гамаках в трюме на корме. «Во-первых, когда корабль качается, гамак остаётся неподвижным. Во-вторых, это самое комфортное и уютное место на свете, к тому же там ночью очень-очень дружный матросский храп. Очень убаюкивает» — объяснил один из участников.

Несмотря на все усилия организаторов, иногда бывают ситуации, повлиять на которые невозможно. Однажды, из-за сорвавшейся договорённости с капитаном единственного доступного судна, пришлось отменить экспедицию на острова Беринга, заменив её походом по Камчатке. Как потом оказалось, это было к лучшему — из-за землетрясения порт закрыли на несколько недель, и группа застряла бы на островах. На случай серьёзных ЧП, конечно, есть спутниковый телефон для экстренной связи с МЧС, но лучше подобных ситуаций избегать. В один из походов, спасателей всё-таки пришлось вызвать, когда из-за резкого потепления и обильных дождей река, которую группа перешла вброд, разлилась, отрезав путь назад. Вертолёт прислать не получилось из-за низкой облачности, до транспорта пришлось идти пешком через незнакомый горный перевал. История закончилась благополучно, подробный рассказ можно прочитать на страничке непосредственного участника экспедиции Жени Тимоновой.

Морские экспедиции RTG на первый взгляд кажутся легче, но трудностей для преодоления и там хватает. Во время первого плавания с RTG корабль попал в самый настоящий шторм. Волны поднялись ночью, в 4 утра вся команда бегала по судну, забыв про сон, выполняя приказы капитана. По воспоминаниям Тины, на следующее утро волны достигали высоты 8-9 метров, а значит, ночью были ещё выше. Часть снастей вырвало, а «Штандарт» впервые за всё время его существования полностью положило на бок. Благо, у корабля отличная плавучесть, он быстро вернулся в исходное положение и, в целом, всё обошлось. Правда, один из участников той экспедиции остался недоволен таким развитием событий. Как объяснили организаторы, он ожидал, что всё будет красиво, как в «Пиратах Карибского моря», а оказалось ещё и также интенсивно.

Даже без чрезвычайных ситуаций экспедиции RTG — не самый лёгкий вид отдыха. Но, по словам участников, оно того стоит.

«После второго раза понял, что я всё могу в этой жизни. Когда возникают трудности, или банально хочется есть, ты понимаешь: да ты же сухой! Через два часа будешь дома, где тебя ждёт жена. А там ты идёшь — голодный, мокрый, вонючий, на тебе чёртов трёхметровый ус, который непонятно кому нужен и тебе нельзя отставать, чтобы не подводить группу. И приходится идти так часами по песку. Это придаёт какой-то стержень», — вспоминает Антон свой поход на мыс Африка.

А ребята, ходившие под парусом, перебивая друг друга, хвастаются достижениями

— Я два раза заходила в порт!
— Я швартовалась в Белфасте!
— Я из пушки стреляла!

Если вас заинтересовали экспедиции RTG, вы можете подать заявку на участие, заполнив специальную форму на сайте. Заявок поступает много, количество участников, ограничено. Обычно группа состоит из 15 человек включая гидов. Конкурс может достигать 5-ти человек на место. На камчатские экспедиции «Песнь льда и пламени» и «Огненная земля» в июле 2018 набор уже закрыт. На данный момент открыта регистрация в походы по маршрутам на Камчатке, в Саянах и в Исландии, а также на морскую экспедицию «7 футов под килем: Хроники Старого Света» вдоль западного побережья Европы.

Материал подготовлен командой 22century.ru

Post a comment